Потребителски вход

Запомни ме | Регистрация
Календар
«  Ноември, 2017  
ПВСЧПСН
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Постинг
30.03.2013 15:42 - Секретные военные планы У. Черчилля против СССР в мае 1945 г.
Автор: kordon Категория: Политика   
Прочетен: 1515 Коментари: 0 Гласове:
2


Постингът е бил сред най-популярни в категория в Blog.bg

В октябре 1998 г. в английской и мировой печати были опубликованы первые сообщения о военных планах кабинета У. Черчилля в отношении Советского Союза, разработанных весной 1945 г. Основой для этих сообщений явились документы Государственного архива Великобритании. Недавно в Институте всеобщей истории РАН получены ксерокопии этих документов, что дает возможность ознакомиться с ними более подробно.

Ключевым в них является датированный 22 мая 1945 г. план экстренной операции «Немыслимое», подготовленный объединенным штабом планирования военного кабинета. В плане дана оценка обстановки, сформулированы цели операции, определены привлекаемые силы, направления ударов войск западных союзников и их вероятные результаты. В приложениях к плану содержатся сведения о дислокации войск Красной Армии (в английских документах, как правило, употребляется термин «русская армия») и западных союзников, а также картографический материал. Время поручения премьер-министра на разработку плана операции не указано, но учитывая сложность его подготовки, характер и объем самих документов есть все основания предполагать, что задание премьер-министра было получено плакировщиками в апреле 1945 г.

Заданию предшествовали мрачные размышления и выводы, которые много лет спустя Черчилль воспроизвел в своих мемуарах следующим образом: «во-первых, Советская Россия стала смертельной угрозой для свободного мира;

во-вторых, немедленно создать новый фронт против ее стремительного продвижения;

в-третьих, этот фронт в Европе должен уходить как можно дальше на восток;

в-четвертых, главная и подлинная цель англо-американских армий — Берлин;

в-пятых, освобождение Чехословакии и вступление американских войск в Прагу имеет важнейшее значение;

в-шестых, Вена, по существу вся Австрия должна управляться западными державами, по крайней мере на равной основе с русскими Советами;

в-седьмых, необходимо обуздать агрессивные притязания маршала Тито в отношении Италии...»{1}.

Напомним вкратце военно-политическую обстановку в марте — апреле 1945 г., которая менялась с каждым днем, неумолимо приближая долгожданную победу над агрессорами.

На территории Германии, которая после высадки союзников в Нормандии оказалась в тисках двух фронтов, развернулись заключительные сражения второй мировой войны в Европе. С Востока наступала Красная Армия, с запада — англо-американские [98] войска. Красная Армия завершила освобождение Польши, Венгрии, заканчивала ликвидацию противника в Восточной Пруссии, овладела Восточной Померанией, Силезией, заняла столицу Австрии Вену, вышла к центральным районам Чехословакии.

К середине апреля войска 1-го Белорусского фронта (командующий Маршал Советского Союза Г.К. Жуков) находились в 60–70 км от Берлина. Утром 16 апреля главные силы 1-го Белорусского, а затем 2-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов приступили к операции по взятию Берлина. К ее началу немецкое командование перебросило дополнительные силы на советско-германский фронт, где находилось 214 дивизий, в том числе 34 танковых. На западном фронте оставалось 60 дивизий, из них 5 танковых.

Войска западных союзников форсировали в апреле Рейн и завершили ликвидацию рурской группировки противника. Они освободили Дрезден, Магдебург, ряд других крупных городов Германии. 25 апреля произошла историческая встреча американских и советских войск на р. Эльба, в районе г. Торгау. Действия Красной армии и войск западных союзников координировались в соответствии с договоренностями, достигнутыми на Ялтинской (Крымской) конференции руководителей трех ведущих держав антигитлеровской коалиции — Ф.Д. Рузвельта, И.В. Сталина и У. Черчилля 4–11 февраля 1945 г.

Нацистская Германия находилась в полной политической изоляции. Ее единственный союзник, Япония, против которой, по решению, подтвержденному на Ялтинской конференции, предстояло выступить Советскому Союзу, уже была не в состоянии оказать какое-либо влияние на ход событий в Европе. Усилиями военно-морского флота США японские войска были выбиты практически со всех захваченных ею территорий Тихого океана, а японский военно-морской флот разгромлен. Однако сухопутные войска Японии еще представляли собой мощную силу, борьба с которой в Китае и на самих Японских островах могла, по расчетам американского командования, затянуться до 1947 г. и потребовать больших жертв.

СССР, обеспечивая выполнение союзнических обязательств и собственные геополитические интересы, развернул с начала 1945 г. материальную подготовку к боевым действиям против японских армий. В апреле с советско-германского фронта на Дальний Восток отправились первые командно-штабные управления войсковых соединений, которым после разгрома Германии предстояло вступить в войну с Японией.

Именно в эти апрельские дни премьер-министр Великобритании Черчилль распорядился о подготовке плана войны против СССР.

В апреле 1945 г. Вена, Берлин, а затем и Прага оказались вне досягаемости войск западных союзников. Тем более актуальным представлялось Черчиллю создание «нового фронта» против Красной Армии. Этим целям и предназначался публикуемый ниже план операции «Немыслимое», войны против СССР, хранящийся в Государственном архиве Великобритании.

ЭТОТ ДОКУМЕНТ ЯВЛЯЕТСЯ СОБСТВЕННОСТЬЮ ПРАВИТЕЛЬСТВА ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА КОРОЛЯ ВЕЛИКОБРИТАНИИ{2}

Совершенно секретно
Окончательный [вариант] 22 мая 1945 г.
Военный кабинет
Штаб объединенного планирования

Операция «Немыслимое»

Доклад Штаба объединенного планирования

[1]. Нами проанализирована [возможность проведения] операции «Немыслимое». В соответствии с указаниями анализ основывался на следующих посылках: [99]

а) Акция получает полную поддержку общественного мнения как Британской империи, так и Соединенных Штатов, соответственно, высоким остается моральный настрой британских и американских войск.

б) Великобритания и США имеют полную поддержку со стороны польских войск и могут рассчитывать на использование немецкой рабочей силы и сохранившегося германского промышленного потенциала.

а) Нельзя полагаться на какую бы то ни было помощь со стороны армий других западных держав, хотя в нашем распоряжении на их территории находятся базы и оборудование, к использованию которых, возможно, придется прибегнуть,

г) Русские вступают в альянс с Японией.

д) Дата объявления военных действий — 1 июля 1945 г.

е) До 1 июля продолжается осуществление планов передислокации и демобилизации войск, затем оно прекращается.

В целях соблюдения режима повышенной секретности консультации со штабами министерств, ведающих видами вооруженных сил, не проводились.

Цель

2. Общеполитическая цель [операции] — навязать русским волю Соединенных Штатов и Британской империи.

Хотя «воля» двух стран и может рассматриваться как дело, напрямую касающееся лишь Польши, из этого вовсе не следует, что степень нашего вовлечении [в конфликт] непременно будет ограниченной. Быстрый [военный] успех может побудить русских хотя бы временно подчиниться нашей воле, но может и не побудить. Если они хотят тотальной войны, то они ее получат.

3. Единственный для нас способ добиться цели в определенном и долгосрочном плане — это победа в тотальной войне, но с учетом сказанного выше, в пункте 2, относительно возможности скорого [военного] успеха, нам представляется правильным подойти к проблеме с двумя посылками:

а) тотальная война неизбежна, и нами рассмотрены шансы на успех с учетом этой установки;

б) политическая установка такова, что быстрый [военный] успех позволит нам достигнуть наших политических целей, а последующее участие [в конфликте] нас не должно волновать.

Тотальная война

4. Поскольку возможность революции в СССР и политического краха нынешнего режима нами не рассматривается и мы не компетентны давать суждения по этому вопросу, вывести русских из игры можно только в результате:

а) оккупации столь [обширной] территории собственно России, чтобы свести военный потенциал страны до уровня, при котором дальнейшее сопротивление [русских] становится невозможным;

б) нанесения русским войскам на поле сражения такого поражения, которое сделало бы невозможным продолжение Советским Союзом войны.

Оккупация жизненного пространства России

5. Возможно такое развитие ситуации, при котором русским удастся отвести войска и тем самым избежать решающего поражения. В этом случае они могут принять на вооружение тактику, столь успешно использовавшуюся ими против немцев, а также в предшествующих войнах, и состоящую в использовании огромных расстояний, которыми территория наделила их, В 1942 г. немцы дошли до рубежей Москвы, Волги и Кавказа, но методы эвакуации заводов в сочетании с развертыванием новых ресурсов и помощью союзников позволили СССР продолжить боевые действия. [100]

6. Фактически невозможно говорить о пределе продвижения союзников вглубь России, при котором дальнейшее сопротивление [русских] станет невозможным. Трудно себе представить саму возможность столь же глубокого и быстрого проникновения союзников, как то удалось немцам в 1942 г., при том, что такое их продвижение не привело к решающему исходу.

Решающее поражение русских войск

7. Детали о наличных силах и дислокации русских войск и войск союзников приведены в Приложениях II и III и проиллюстрированы на картах А. и В{3}. Существующий на сегодня баланс сил в Центральной Европе, где русские располагают преимуществом приблизительно три к одному, делает в нынешней ситуации маловероятной полную и решающую победу союзников на этой территории. Хотя у союзников лучше обстоят дела с организацией и чуть лучше — со снаряжением [войск], русские в войне с немцами показали себя грозными противниками. Они располагают компетентным командованием, соответствующим снаряжением и организацией [войск], которая, возможно, и не отвечает нашим стандартам, но выдержала испытание [войной]. С другой стороны, лишь около трети их дивизий соответствуют высокому уровню [требований], другие значительно отстают от них, а по части мобильности все они без исключения существенно уступают соответствующим формированиям союзников.

8. Для нанесения решительного поражения России в тотальной войне потребуется, в частности, мобилизация людских ресурсов [союзников] с тем, чтобы противостоять нынешним колоссальным людским ресурсам [русских]. Этот исключительно продолжительный по срокам проект включает в себя:

а) широкомасштабную дислокацию в Европе колоссальных американских ресурсов [живой силы]; [101]

б) переоснащение и реорганизацию людских ресурсов Германии{4} и всех западноевропейских союзников.

Заключение

9. Наши выводы:

а) если политической целью является достижение определенного и окончательного результата, необходимо добиться поражения России в тотальной войне.

б) результат тотальной войны с Россией непредсказуем, со всей определенностью можно сказать одно: победа в такой войне — задача очень продолжительного времени.

Быстрый успех

10. Тем не менее, на основе политической оценки [ситуации] может быть сделан вывод о том, что быстрая и ограниченная победа заставит Россию принять наши условия.

11. Перед принятием решения о начале военных действий следует учесть следующее:

а) Если оценка ошибочна и достижение любой поставленной нами ограниченной цели не заставит Россию подчиниться нашим условиям, мы фактически окажемся втянутыми в тотальную войну.

б) Ограничить военные действия каким-то одним регионом невозможно, а стало быть, по мере их развертывания нам придется считаться с реальностью глобальной схватки.

с) Даже если все пойдет по плану, мы не достигнем окончательного с военной точки зрения результата. Военная мощь России останется несломленной, и русские всегда смогут возобновить конфликт в любой подходящий для себя момент.

12. Тем не менее в случае готовности, с учетом всех вышеизложенных опасностей, пойти на риск ограниченной военной акции, мы проанализировали возможные шаги по нанесению русским удара, который бы вынудил их принять наши условия даже в той ситуации, когда они смогут избежать решающего поражения и в военном отношении все еще будут способны продолжать борьбу.

Общая стратегическая ситуация

13. Из противостоящих нам русских сил самой грозной, безусловно, является Красная Армия. Не существует угрозы нашим базам и судам, сравнимой с немецкой угрозой, со стороны русских стратегических бомбардировщиков или подводных лодок, а потому основное внимание следует уделить силе и дислокации [частей] Красной Армии.

14. Европа. Основные силы Красной Армии сосредоточены в Центральной Европе. Несмотря на то, что русские могут оккупировать Норвегию до Тронхейма на юге и Грецию, это обстоятельство не окажет существенного влияния на общую стратегическую ситуацию. В Европе, русские могут также оккупировать Турцию и, используя свое нынешнее господствующее положение в Юго-Восточной Европе, способны блокировать Проливы, предотвратив любую возможную военно-морскую акцию союзников в Черном море. Само по себе, это не создает дополнительной угрозы для нас, но Юго-Восточная Европа, включая Грецию, тут же будет закрыта для нашего влияния и торговли.

15. Ближний Восток. Чрезвычайно опасная ситуация может возникнуть в Персии и Ираке. Представляется вполне вероятным наступление русских в этом регионе с целью захвата ценных нефтяных месторождений и по причине исключительной важности этого региона для нас. По нашим оценкам, здесь против союзных войск в составе трех индийских бригадных групп могут быть использованы около одиннадцати [102]русских дивизий. В силу сказанного трудно представить, как нам удастся отстоять названные территории при том, что утрата этого источника поставок нефти может иметь чрезвычайно серьезные [последствия].

В силу транспортных сложностей и по причине вовлеченности в [кампанию в] Центральной Европе представляется маловероятным на начальном этапе [военных действий] наступление русских в направлении Египта.

Но они, безусловно, попытаются спровоцировать беспорядки во всех государствах Ближнего Востока.

16. Индия. Несмотря на то, что русские, вне всякого сомнения, попытаются спровоцировать беспорядки в Индии, возможность проведения ими военной акции в этом регионе представляется сомнительной.

17. Дальний Восток. На Дальнем Востоке любое соглашение между русскими и японцами позволит последним высвободить силы для укрепления метрополии или для возобновления наступления в Китае. Они вряд ли смогут предпринять широкомасштабные операции по возврату утерянных ими территорий. Поскольку, однако, решающие операции против Японии, судя по всему, придется отложить, в войне с Японией может возникнуть тупиковая ситуация. Наступательные акции русских против союзников на Дальнем Востоке представляются маловероятными.

18. Вышеприведенные доводы и нынешняя диспозиция главных сил подводят нас к выводу, что основным театром [военных действий] неизбежно становится Центральная Европа — со вспомогательными [по характеру], но чрезвычайно важными [по последствиям] операциями в районе Персии-Ирака.

19. В Приложении I нами анализируется [возможность проведения военной] кампании в Европе. Ключевые положения нашего анализа суммированы ниже.

Факторы, влияющие на нашу стратегию в Восточной Европе

20. В первую очередь мы будем иметь превосходство над русскими в воздухе и на море. Последнее позволит нам контролировать Балтику, но само по себе это не сыграет существенной роли в достижении быстрого успеха.

21. В воздухе наше преимущество будет, до известной степени, осложняться тем обстоятельством, что силы наших стратегических бомбардировщиков поначалу должны будут базироваться в Англии — даже в случае использования промежуточных аэродромов на континенте. Изнурительные нагрузки ВВС и большие расстояния, которые им придется преодолевать, вряд ли позволят использовать их с той же эффективностью, как во время войны с Германией.

22. Русская промышленность настолько рассредоточена, что едва ли может рассматриваться как выигрышная цель для воздушных ударов. В то же время, значительная протяженность русских коммуникаций, судя по всему, может предложить нам куда более предпочтительные цели [для бомбардировок], в особенности на важных переправах через водные преграды. Однако, для достижения сколько-нибудь эффективных результатов такие удары по коммуникациям должны координироваться с наступлением на суше.

Итак, единственным средством достижения нами быстрого [военного] успеха является сухопутная кампания, позволяющая в полной мере использовать наше преимущество в воздухе — как тактическое, так и при ударах по русским коммуникациям.

23. Изучение топографической [карты] и общей направленности коммуникаций указывает на то, что главные усилия сухопутного наступления должны быть сосредоточены на Севере [Европы]. Это предоставляет нам дополнительные преимущества, поскольку позволяет использовать для прикрытия нашего левого фланга и действий против правого фланга противника наше военно-морское преимущество на Балтике.

24. Итак, кампанию следует проводить на Северо-Востоке Европы, в первую очередь, сухопутными силами. [103]

Сухопутная кампания в Северо-Восточной Европе

25. Возможность привлечения к наступательным операциям союзных войск в значительной степени будет определяться тем, какая часть их будет связана необходимостью восстановления й охраны коммуникаций в разрушенных районах Гер мании.

26. Приняв в расчет эту часть, а также силы, необходимые для обеспечения безопасности фронта к северу до линии Дрезден — Хемниц, мы, по нашим оценкам, получаем порядка 47 дивизий, включая 14 бронетанковых дивизий, которые могут быть задействованы в наступательных операциях.

27. Русские в ответ, согласно нашим оценкам, смогут выставить силы, эквивалентные 170 дивизиям союзников, из которых 30 дивизий — бронетанковые. Таким образом, мы столкнемся с неравенством сил в примерном соотношении два к одному — в бронетанковых войсках и четыре к одному — в сухопутных.

28. Трудно дать оценку тому, в какой мере наше преимущество в тактической авиации и в управлении войсками помогло бы восстановить баланс [сил], но с учетом указанного выше их неравенства развертывать наступление было бы определенно рискованным мероприятием.

Если, несмотря ни на что, будет выбран именно этот вариант, он может быть реализован посредством двух главных ударов:

—  северного, по оси Штеттин — Шкайдемюль — Быдгощ;

— южного, по оси Лейпциг — Коттбус — Познань и Бреслау.

29. Основные танковые сражения скорее всего развернуться восточнее линии Одер- Нейсе, и от их исхода, возможно, будет зависеть исход кампании. При благоприятном исходе мы, вероятно, сможем достичь общей линии Данциг-Бреслау. Всякое после дующее наступление, однако, означало бы растяжение линии фронта, который необходимо удерживать в течении зимы, и возрастание угрозы, проистекающей от выступа, оформившегося в районе Богемии и Моравии, откуда русским не придется в обязательном порядке отступать. Следовательно, если нам не удастся одержать необходимой нам победы к западу от линии Данциг-Бреслау, то тем самым, вполне вероятно, мы окажемся на деле втянутыми в тотальную войну.

30. Итак, успех сухопутной кампании будет зависеть от исхода сражений к западу от вышеозначенной линии до наступления зимних холодов. Наша стратегическая позиция не является сильной сама по себе и, фактически, мы вынуждены будем сделать ставку на одно крупное сражение при крайне невыгодном для нас соотношении сил.

Выводы

31. Согласно нашему заключению:

а) предпринимая войну с русскими, мы должны быть готовы к тотальной войне, длительной и дорогостоящей в одно и то же время;

б) численный перевес русских на суше делает крайне сомнительным возможность достижения ограниченного и быстрого [военного] успеха, даже если, сообразно политическим взглядам, это будет соответствовать достижению наших политических целей.


(Подписи)

Дж. Грэнтхем,

Дж.С. Томпсон

У.Л. Доусон 
{5}

22 мая 1945 г.

Прилагаются:

Приложение I — Оценка кампании в Европе. с. 7
Приложение II — Силы русских и их диспозиция. с. 17
Приложение Ш — Союзные силы и их диспозиция. с. 21
Приложение IV — Реакция Германии с. 27

Приложение I. Оценка кампании в Европе

Цель

[1] Цель этой кампания — добиться быстрого, пусть и ограниченного, успеха [в войне] с русскими.

Факторы, влияющие на стратегию Союзников

Использование ВВС

1. В воздухе наше преимущество будет, до известной степени, осложняться тем обстоятельством, что силы наших стратегических бомбардировщиков поначалу должны будут базироваться в Англии — даже в случае использования промежуточных аэродромов на континенте. Изнурительные нагрузки ВВС и большие расстояния, которые им придется преодолевать, вряд ли позволят использовать их с той же эффективностью, как во время войны с Германией.

2. Русская промышленность настолько рассредоточена, что едва ли может рассматриваться как выигрышная цель для воздушных ударов. В то же время, значительная протяженность русских коммуникаций, судя по всему, может предложить нам куда более предпочтительные цели [для бомбардировок], в особенности важные переправы через водные преграды. Однако, для достижения сколько-нибудь эффективных результатов такие удары по коммуникациям должны координироваться с наступлением на суше с тем, чтобы затруднить снабжение русских [частей].

3. Анализ уязвимых позиций в русских линиях коммуникаций приведен в Дополнении I. Эти позиции, однако, расположены в основном вне пределов досягаемости тяжелых бомбардировщиков, базирующихся в Соединенном Королевстве. Следователь но, при необходимости атаковать эти цели бомбардировочная авиация должна быть размещена на аэродромах в Северо-Западной Европе, либо ей придется использовать временные аэродромы.

4. Сложная система наземной организации бомбардировочной авиации делает, одна ко, практически неосуществимым на протяжении нескольких месяцев перемещение последней из Соединенного Королевства в Северо-Восточную Европу, а в течение этого времени возможность нанесения быстрого и решительного удара вполне может быть утрачена.

5. Использование временных аэродромов [и, как следствие,] ограничение силы ударов, возможно, позволит нам усилить мощь ударов по важным целям за линией обороны русских [войск].




Гласувай:
2
0



Няма коментари
Търсене

За този блог
Автор: kordon
Категория: Политика
Прочетен: 1852433
Постинги: 408
Коментари: 2145
Гласове: 1773